Социальное предпринимательство для развития территории. Как работают местные сообщества и активы?

Социальное предпринимательство для развития территории. Как работают местные сообщества и активы?

5.11.2014г.

Тема посвящена довольно сложной и многолетней истории вопросов развития. И здесь начинается первая развилка: начинаются вопросы - развития чего? - «территории» или «местного сообщества. Это и будет лейтмотивом данной публикации.

Что? – территорию или сообщество – нужно развивать, основываясь, в рамках нашей темы, на социальном предпринимательстве, делать это вместе. Рассматривая социальное предпринимательство как явление, способное развивать территорию или местное сообщество (людей, живущих на этой территории).

На пяти примерах мы попробуем рассмотреть это явление: развитие «местного сообщества» через создание активов, сообществ горожан, в том числе, и в тех формах, которые мы называем социальным предпринимательством.

Если посмотреть на реальную практику проектов «развития территорий», то большинство из них имеет наименьшее отношение к жителям этой территории. Как правило речь идет о успешной продаже земли и промплощадок инвесторам под строительство. И очень сложно найти примеры развития сообщества граждан, проживающих здесь.

Мы провели небольшое исследование о том, какие примеры развития социального предпринимательства, направленные на улучшение жизни людей на территории, являются наиболее известными. И вот, что получилось:

Схема

Давайте посмотрим, как рассказывают об одном из лидеров опроса – Коломенской пастиле в одном из телевизионных сюжетов:

Предпринимательство - это не только частные [детские] сады или школы. Бизнес-проект «Коломенская пастила», представленный Натальей Никитиной, на первый взгляд никакого отношения к социальному предпринимательству не имеет. Но в ее случае простое воссоздание старинного рецепта лакомства выросло в настоящий бизнес-кластер, включающий выросшую киностудию, фабричный музей и кафе». Наталья Никитина: «Выстраивается бизнес-цепочка: несколько предприятий, которые связаны с коломенской пастилой. Это музей, фабрика, производство упаковки, эко-производство, кафе. Создаются 10 маленьких организаций. Что это такое? Это значит, что все люди вокруг нас получают рабочие места, они по-другому начинают относиться к той территории, на которой они проживают. Идет такое возрождение территорий через культурный капитал места.

Очень важно показать, что с этого и начинается вся история. Вот еще один сюжет в развитие начатой темы, «Бизнес на традициях:

Сто километров от Москвы. Кремль, Москва-река, небольшой городок Коломна. Именно здесь в 2008 году Наталья Никитина и Елена Дмитриева основали музей, а затем и фабрику по производству яблочной пастилы. Необычная идея, гранты из различных фондов, весь энтузиазм участников принесли плоды. Бренд «Коломенская пастила» стал узнаваемым и успешным. Пастила была воссоздана в рамках культурной программы города всего на один день. Идея встречать таким историческим продуктом местной администрации понравилось, но в то, что пастила будет продаваться, мало, кто верил. Ведь продукт, приготовленный по традициям 19 века, мог и не понравиться современному человеку.

«Допустим, мы делаем какую-то небольшую партию, встречаем гостей. Но сделать серию, удовлетворить весь спрос, который организовался, было невозможно. Музей как институт памяти - самое подходящее место для такого продукта, который с 16 века выделывается в Коломне», - Наталья Никитина.

Создание бренда требует серьезных денежных вливаний. Пастельницы получают грант – 700 тыс.рублей на создание музея. Администрация города предоставляет здание 19 века площадью 70 квадратов в исторической части. Плюс – льготная аренда на 2 года, пока идет реставрация. В реструктурированном интерьере решили продавать такой продукт в красивой упаковке под старину.

Заместитель главы администрации г. Коломна, Евгений Козлов: «Этот проект был оригинальный: не парикмахерская, магазин или косметический салон. Поэтому им и был предоставлен «зеленый коридор». На продукт нашелся покупатель, но у туристов все равно в голове не укладывается: «белопенные сахарные пастилы без муки и без жира» – просто взбитые яблоки. Так возникает идея создания музейной фабрики производства. В двухстах метрах от музея находится здание, хранившее стены производства купца П.К. Чуприкова. На восстановление фабрики и развитие музея берется беспроцентный кредит плюс собственные средства – всего около 13 млн рублей. За год с небольшим коломенскую фабрику полностью отстраивают и запускают как туристический объект. Реальное производство и экскурсионная программа, где туристам дают поучаствовать в процессе изготовления пастилы. Сегодня, как и 200 лет назад, коломенские кондитеры превращают кислые яблоки в сладкое лакомство. Яблоки моют, сушат, перетирают в пюре, запекают в пастильных печах. Но это лишь реконструкция процесса. Настоящее производство находится в руках 20 кондитеров, через которых проходит около 7 тонн яблок ежемесячно. Это порядка 8 тысяч коробок с настоящей коломенской пастилой. Потребовалось около 5 лет, чтобы музей и фабрика заработали в полную мощность. Коломна получила узнаваемый бренд с богатой историей, а в город потянулись гастрономические туристы. Проект с пастилой вышел «в ноль» еще год назад и начал зарабатывать благодаря необычному позиционированию сувенирного продукта. Два года назад НП «Город-музей» получает грант на изучение исторической части Коломны с единой целью – поиски точек роста. В городе находится пятая часть всех памятников Подмосковья и все они требуют инвестиций. На основании годичного исследования создается эскизный проект города, который включает в себя три части: квартал из 14 музеев, 4 мастерских и реконструкцию городских пространств. Вырученные от пастилы средства НП «Город-музей» направит в новые проекты и на реставрацию».

Наталья Никитина: «Следующий наш проект – это музей «Калачная».

Пример двух предпринимательниц оказался заразительным: буквально этим летом предприятие зарегистрировали мыловары – мануфактура «Душистые радости». Еще одна историческая реконструкция: производство, музей и магазин.

Директор ООО «Душистая мануфактура» Марина Волкова: «Мы, как и многие, занимались хобби. А, когда познакомились с Натальей, это хобби обрело формы. Формы именно формата пастилы. Когда мы поняли, что мы очень хотим создать этот объект – лавку щепетильных товаров и мыла, мы обратились в администрацию города для того, чтобы нам выделили место. Пастила прошла такой большой путь до нас, что, скажу прямо, нам сразу предложили это место».

Инвестор готов вложить в мыловаров порядка 12 млн рублей. В проекте – создание лавки-музея, которая будет называться «Торговля мылом и щепетильными товарами», и производственного помещения, где будут варить мыло из натуральных ингредиентов, жира, золы и щелочи – рецепт 19 века, с добавлением эфирных масел по примеру француза Г. Брокара, основателя легендарной фабрики «Новая заря». Ставка, как и в случае с пастилой, ставится на музейность продукта, его историческую упаковку и состав. Привлекать туристов будут не только модной сейчас натуральностью. Во время экскурсионной программы каждый может себе сделать себе мыло в форме огурца или мандарина. Планы у Марины Волковой после открытия лавки – продолжить развитие проекта и изготовить нечто новое совместно с компанией «Брокар».

Евгений Козлов, заместитель главы администрации г. Коломна: «Проектов много. Я рассматриваю данные проекты как инвестиционные. Создание коломенской пастилы – это привлечение туристов и рабочие места».

Власти Коломны смогли убедиться, что подобное сочетание «музея, производства и магазина» способны повысить привлекательность города и обеспечить приток туристов. Так вокруг одного успешного проекта с идеей не только продать, но и наглядно показать процесс создания продукта, начал развиваться целый кластер. Впрочем, сами владельцы этих проектов исключительно, как бизнес, это не воспринимают. Они называют себя культработниками, а свои идеи – культпроектами, наложенными на культурную среду.

Мы возвращаемся от телевизионных сюжетов к логике нашего повествования. С одной стороны, совершенно очевидно, что создать такой проект было непросто. Необходим большой энтузиазм ядра команды и поддержка городской администрации, большая фандрайзинговая активность с привлечением ресурсов муниципалитета, других крупных фондов, финансирующих музейную историю, и привязка к событиям именно Подмосковья, которое презентовало пастилу в рамках одного дня. Затем получили беспроцентный займ. То есть, последовательность разных источников финансирования  привела к тому, что авторы проекта к четвертому году вышли на самоокупаемость. Они рассматривали свои проекты как бизнес-цепочки, а не самозанятость, они хотели создать много рабочих мест – и это у них получилось. Мы видим, что это было нелегко, что надо привлекать множество разных ресурсов из разных источников, нужно опираться на местные ресурсы работы с местным сообществом: зачем им все это?

На самом деле, мало кому из жителей обычного города нужны туристы, - скорей не нужны. Но, если мы показываем, что это дополнительные рабочие места, еще одна семья, еще одно конкретное дело, приносящее пользу конкретному человеку, то тогда мы можем говорить о чем-то более стабильном.

Авторы проекта изначально ставили себе достаточно высокую планку: создать музей с нуля, создать фабрику с нуля, не занимаясь раньше производством. На данный момент, это реальный пример социального предпринимательства. И очень важно то, что говорил заместитель главы администрации во втором сюжете: в какой-то момент коломенская пастила «раскачала» город.

Я сам специально после просмотра этих сюжетов и общения с Натальей Никтиной решил приехать в город. Приехав в город и проехав по нему на велосипеде, я увидел, что на разных улицах города, уже без какой-то очевидной связи с Натальей Никитиной, с пастилой, жители города начинают создавать свои, тоже уникальные объекты, какие-то свои бизнесы на базе своих участков, домов. Это начало разрастаться. Люди почувствовали, что можно делать какое-то свое дело. И делать его интересно, красиво, ярко. И это уже не негативное отношение жителей к какому-то бизнесмену, а нормальное восприятие горожанами возможности для развития своего бизнеса и ощущение причастности к новому социальному движению.

Я перехожу сразу ко второму сюжету, потому что мне кажется, что эти проекты близки. Это «мед с ягодками».

Как наладить производство в своей маленькой деревне, всерьез задумалась уроженка Свердловской области Гузель Санжапова и придумала производство не совсем обычного меда. При этом собрать деньги на то, чтобы организовать свой бизнес, ей помогли обычные люди. Чем отплатила им начинающая бизнесвумен? Все лето на этой пасеке гудела работа – было собрано полтонны меда. Изготавливать крем-мед с ягодками жители Малого Турыша начали меньше года назад. Идея пришла сама собой. Гузель выросла на пасеке, но обычный мед никогда не любила. Вот и придумала его усовершенствовать.

Гузель Санжапова, предприниматель: «Ягодки убирают приторную сладкость меда и оставляют вкусное послевкусие».

Чтобы наладить массовое производство, фермеры построили целый цех. Купили медогонку, сушильные шкафы для ягод. А самое главное – без чего нельзя добиться необычной консистенции крема, что-то вроде промышленного миксера. Процесс взбивания занимает до 5 дней. Потом мед разливают по баночкам, предварительно добавив сушеные ягоды. Свежие нельзя – они могут дать лишнюю влагу, от которой мед скиснет. За лето фермеры насушили несколько сотен килограммов ягод. Они добавляют меду не только вкус, но и пользу. Пчелиный мед полезен сам по себе, а ягоды, которые в него добавляют, только усиливают свойства. К примеру, мед с черникой полезен для глаз. Любителей такого крема оказалось немало. Заказы пошли почти сразу. В первую очередь девушка решила отправить мед тем, кто помог собрать деньги для производства. На строительство цеха требовался, как минимум, 1 млн рублей, и девушка нашла его на краудфандинговом сайте.

Гузель Санжапова: «Краудфандинг – это народное финансирование. Каждый человек может поучаствовать в любом проекте, который ему нравится, ты понимаешь, что твои деньги кому-то помогают сделать что-то классное. Первый проект у нас собрал 454 тысячи рублей».

Гузель закупила оборудование, и дело пошло, благо, опыт есть. Девушка живет в Москве и у нее уже есть небольшой бизнес: шьет на продажу галстуки и бабочки. Теперь ей удалось наладить производство в родной деревне и даже дать местным жителям работу. Так, женщины из близлежащих сел собирали ягоды для производства. И зимой они заняты: помогают в цехе. Заказов много.

Чем интересен это сюжет? С одной стороны, уехал человек из маленькой деревни, наладил свой бизнес, стал успешным бизнесменом и подумал: я могу свои профессиональные компетенции приложить к своему родному месту, где я родился и вырос. Существует такое отдельное направление – например, создание землячеств среди уехавших, но не терявших связи с родиной бизнесменов. С другой стороны, этот проект направлен на решение конкретной социальной проблемы: в этом населенном пункте мало возможностей для работы, и этот проект – это создание рабочих мест. А также – создание гарантированного большого стабильного рынка. Этот ход основывается на анализе, изучении местной социальной проблематики, учитывающей, что есть производство, но нет сбыта; есть люди, но нет рабочих мест; есть профессиональные навыки у людей, но нет в этом востребованности.

А следующий пример стал для меня неожиданным открытием:

Еще одна идея социально ответственного бизнеса – «Резиденция Кикиморы». Деревня Ботово, Череповецкий район Вологодской области. Смех и радость приносит людям Екатерина Светлова. Частный деревенский предприниматель не просто зарабатывает деньги, а и предоставляет рабочие места местным жителям и часто дает представления совершенно бесплатно: помогает нескольким детям из детского дома. Самый популярный экспонат в ее усадьбе – настоящая русская печка, любимое место для фотосессий.  В родной деревне Ботово Екатерину знают все: она и тамада на деревенских праздниках, и депутат местной Думы. Односельчане называют ее Кикиморой. Прозвище с ней уже три года. Именно столько существует центр «В гостях у русской сказки». Тетушка Непогодушка – главная героиня всех представлений. За культурной программой к Кикиморе приезжают из разных областей. Сегодня у нее ученики начальной школы, они заплатят за интерактив, обед и танцы – так Екатерина зарабатывает на содержание своей резиденции и развитие бизнеса. Программы тематически разные. Через резиденцию в год проходят 10 тысяч человек. Пока гости кормят зверей, гуляют, Екатерина уже без костюма показывает сувенирную лавку – свою главную надежду на развитие. То, что сейчас есть в лавке, сделано руками детей из детского дома, и прибыль с сувенирной лавки перечисляется на счет этим ребятам. Совсем скоро в лавке будут домотканые ковры и настоящие русские пояса, а на территории резиденции Кикиморы будут построены мастерские, в которых можно научиться народным промыслам. Тогда ожидают, что посетителей будет еще больше.

Когда я увидел этот проект, то вспомнил одну историю. В 2011 году мы вместе с рядом партнеров и администрацией Вологодской области реализовали проект «Школа для развития сельский территорий» (сайт http://www.indexbrand.ru). Порядка двухсот человек приезжало в эту школу, мы обучали и социальному проектированию, маркетингу, развитию территорий. Итогом этого стал инвестиционный форум проектов развития сельских территорий. Получается, чтобы что-то начало развиваться, необходимо появление на территории ключевых людей, которые бы осознали себя драйверами, получили поддержку образовательных программ и площадок, на которых можно «дорастить» определенные навыки в рамках социального бизнес-проектирования. А дальше дать им возможность показать свои проекты и поработать с инвесторами, чтобы привлечь внимание к местной территории и решить какие-то существующие проблемы.  Как раз там и был представлен проект Екатерины Светловой. У Екатерины была обозначена в 2011 году проблема: отсутствие условий для полноценного семейного отдыха населения Череповецкого муниципального района.

Продолжим по сюжету. Я считаю интересным сам ход. Был 2011 год и замечательная проектная идея, а через 3 года появился устойчивый социальный бизнес, который живет и работает. Что важно: финансирование идет из разных источников, ресурсов. Есть опора на местных жителей и понимание развития для самого местного населения: «Зачем нам это нужно? Какие проблемы решаются?». А также выход на туристический рынок, включение других цепочек. Здесь могут быть разные форматы финансирования.

Еще один пример, теперь уже с другой стороны России, с Дальнего Востока – ярмарка с призывом «Лукошко 27 – покупай местное!». Авторы этого проекта – из Хабаровского края. До этого у них уже был опыт социальных проектов на селе, по итогам которого была даже издана книга «Развитие села». «Лукошко 27 – покупай местное!» - это проект создания сельскохозяйственного рынка в форме кооператива. Это, с одной стороны, поддержка местных производителей, с другой, через такие мини-рынки можно развивать территорию. Для этого необходима «опорная точка» – группа людей, которая начала что-то создавать и развивать как услугу для себя, для местных жителей, для своей территории.

Перед тем, как перейти к выводам на основе показанных примеров, предлагаю прочитать цитату профессора Вячеслава Глазычева. Обратите внимание на логику рассуждений, подход и внутреннюю методологию.

«Мы говорим слово «город». Но город в 30 тысяч человек и город в 3 млн человек – это разные сущности совершенно. Если в первом все друг друга знают, то во втором наступают и прелести, и проклятия анонимности. Толпа, в которой в кайф можно с кем-то столкнуться, но и только. Поэтому нигде в мире в рамках мегаполиса некоего единого городского сообщества нет и быть не может. Физически не может, по законам информационным не может. Но чрезвычайно важно, как структурируется реальное огромное «пятно», в котором живут эти миллионы людей. Человек – нормальное существо. Он, в общем, хорошо знает то, что, грубо говоря, в метрах трехстах-пятистах от места его жизни. И чуть поменьше – от места его работы. Все остальное в тумане, если не считать главных ориентиров: Кремль это или Эйфелева башня. Поэтому главный вопрос – это структурирование, когда люди понимают: вот гараж, строительство которого угрожает детскому саду у меня под окном. Вокруг этой темы возможна кооперация интересов и усилий. Сложная вещь, потому, что автомобилист хочет одно, а собачники – другое, а мамы с колясками – третье. Это трудная и тонкая настройка. Во всем мире в этом участвуют не столько академические ученые, сколько люди образованные – но социальные практики, социальные аниматоры, как говорят. «Оживители» процесса. Потому, что раскиданные по своим отдельным собственным квартирам люди не имеют особенно почвы, кроме как, к сожалению, ругаться по поводу мусоропровода или кто куда поставил машину. Объединение на действие – это работа, которой заняты и в Лондоне, и в Нью-Йорке, и начинали работать в 90-е годы в Москве. Когда-то, в начале 90-х гг., очень активно складывались территориальные общественные самоуправленческие конструкции. Но дальше их смяли. Смяли организационно, просто заморозив счета. Смяли идеологически - «все это не нужно». А на самом деле, из этих молекул и складываются суперлокальные патриотизмы. Наш парк, наш пруд, наша школа. Но это надо выстраивать с нуля – по сути, заново. В стране несколько иначе обстоит дело. В небольших городах элемент такого общего дела легче собираем, поэтому и работу эту там легче инициировать. Это не значит, что она везде делается. В крупнейших городах - это очень трудно. И такого формального самоуправления в том же Берлине тоже нет, за исключением крупных районов. Зато сообщество, возникающее на общем интересе, воспринимается городской властью того же Берлина как замечательный партнер, а не как какие-то злостные анархисты. Зона между Восточным и Западным Берлином - район Берлина Фридрихсгайн-Кройцберг, где была стена: естественно, то, что примыкало к стене, было дешевой собственностью, и туда устремилась университетская молодежь, трудно начинавшая свою карьеру, в попытках сделать свои предприятия. Они заселили тогда этот район. И здесь очень многое зависело от власти – она могла этому мешать или начать немножечко помогать. Возникли маленькие детские сады – вот вам малый бизнес, одновременно социализация и знакомство людей друг с другом. Маленькие магазины. И у берлинской власти хватило мудрости помочь этим начинаниям небольшими кредитами – ничего сверхъестественного – и моральной поддержкой. Этого сейчас очень не хватает в наших городах. Доверие к способности людей о себе заботиться. А когда есть общий интерес, от власти очень много зависит. Поощрять разгораживание города заборами, шлагбаумами, или не поощрять? Это в возможности власти. Создать маленький фонд, который можно использовать на исполнение микропроектов: как переделать песочницу, например. Кто об этом может знать? Проектный институт? Проектная фирма может оформить это рационально, но это должно исходить от людей и будет исходить от людей, если они будут видеть, что районная, местная власть этому способствует. Но ее на это надо идеологически настроить, технически вооружить простыми приемами – некий «букварь» должен быть сделан – но пока люди не знают, что это возможно сделать. И тогда малой кровью происходит легкое поднятие качества. Поднять качество без такого корпоративного ощущения – «это наше» - невозможно. Тогда так и будет: все будет валяться у помойки. Но создать «наше» нелегко. Работать надо в этом направлении. Это целевая задача. Тогда уровень цивильности целого может подняться, как по ступенькам.

Для тех, кто заинтересовался – рекомендую сайт - http://www.glazychev.ru.

Хочу привести еще один пример. Однажды по приглашению администрации города Сочи мне потребовалось проанализировать роль социального предпринимательства в развитии этого курорта. Я взял «в работу» всего две вещи. Первая – это то, что есть у любой территории, правда, в разных форматах – документы о стратегии развития. Проанализировав стратегию развития Сочи, можно понять, что самая низкая зарплата в городе у тех, кто мог бы быть ключевыми игроками развития города. Но именно у них самое худшее положение. Уже из этих элементов можно сформировать некоторые точки затруднения развития, на которых можно выстраивать понимания приоритетов развития уже с точки зрения социальных предпринимательских проектов. В стратегии есть множество информации, которую можно развить, преобразовав в социальное предпринимательство. Проанализировав некоторые аспекты развития своей территории, можно понять, какая жизнь на этой территории протекает именно сейчас. В связи с этим мне мне показалась интересной классификация городских инициатив от пермского Центра «Грани»: http://www.social-idea.ru/montlyNews/Gorodskie-grazhdanskie-iniciativyh-kak-istochnik-social-nogo-predprinimatel-stva. В итоге, на основе стратегии мы получаем точки ключевых затруднений развития – как заявленные, так и прогнозируемые.

А второе, на что стоит обратить внимание в подобном случае, – анализ существующих форм активности горожан. Сопоставив же все данные, о которых сказано выше, можно начать формирование необходимых направлений для поддержки социального предпринимательства. И гарантированно найдется пара-тройка человек, которые смогут стать исходными элементами – точкой опоры развития жизни на этой территории.

В завершение можно еще раз обратить внимание на важную деталь: если мы говорим о развитии территории, то мы, скорее всего, ничего не разовьем. Это возможно в том случае, если мы будем говорить о развитии жизни на территории, развитии местного сообщества. Важно фокусироваться именно на людях и их ожиданиях, а не на земле, инвесторах, продаже земли и так далее.

В этом случае мы будем смотреть, чем живут люди на этой территории, как и для решения каких проблем они самоорганизуются. И тогда увидим будущее. 

Видеозапись вебинара здесь: https://www.youtube.com/watch?v=fhIvI9sSac4&list=PLaclt2y0gsSXpKL_myiXrQSePrIeI1mW0&index=3

Обсуждение поста

Написать комментарий Нет комментариев

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные авторизованные пользователи.

Вы можете зарегистрироваться, авторизоваться
или войти в 1 клик через профиль в социальных сетях:
ВКонтактеFacebookGoogleTwitterОдноклассникиЯндекс